Сотни домов под снос, тысячи переселяемых: как перекраивают Минск и что с этим делать

99

Болевые точки — частная собственность

Для начала перечислим болевые точки — в порядке их массового обсуждения.

2011 и 2017. Поселок Северный

Самая первая — самая крупная волна намечалась еще в 2011-м, когда градостроители решили снести поселок Северный. Крепкие мужчины-домовладельцы, рабочие старейших предприятий Минска и их наследники, пришли на презентацию в администрацию Заводского района и очень четко дали понять, что не стоит градостроителям интересоваться их землей. Это был тот случай, когда власти не рискнули спорить и планы свернули.

Впрочем, отступили градостроители ненадолго — попробовали урезать частный сектор, не привлекая внимания его владельцев. Провели общественное обсуждение «незаметно». Но жители все-таки заметили — добились отправки ПДП на корректировку.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

2016. Сельхозпоселок

Вторая волна накрыла Сельхозпоселок. Дома в этом массиве усадебной застройки разные. Какой-то части десятилетиями запрещали приводить их в порядок (вводить в дом воду, делать канализацию, реконструировать само строение, мол, не компенсируем все это при сносе), а кто-то умудрился в девяностые — начале двухтысячных не только получить все разрешения на реконструкцию, но даже приватизировать землю. На первых градостроители кивали, мол, как можно терпеть такое убожество в центре Минска, по поводу вторых, выстроивших особняки, молчали. Результат протестов: Сельхозпоселок снесут не полностью, пустят под бульдозеры усадьбы, которые стоят вдоль расширяющихся магистралей и будущей ветки метро.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

2017. Осмоловка

Третью большую волну протестов поднял ПДП по Осмоловке. Тысячи подписей, десятки петиций против сноса атмосферного района. Резонанс помог: ПДП отправили на доработку.

2017. Велозавод и «Розочка»

Сейчас обсуждаются два ПДП, которыми градостроители «приговорили» в общей сложности 90 малоэтажных домов: пятьдесят двух- и трехэтажек хотят снести в районе между станцией Пролетарской и велозаводом, еще четыре десятка малоэтажек — между улицами Р. Люксембург и К. Либкнехта.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

ПДП еще не утверждены, в обоих случаях люди не хотят переселяться из «почти центра» и ссылаются на то, что часть домов капитально отремонтировали, а значит, капремонты решают проблемы жильцов. А не снос и переселение.

2016−2017. Тракторный поселок

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Пытался отстоять право на будущее тоже вполне атмосферный, но обветшавший Тракторный поселок (его снос решали, похоже, просто растянуть во времени). Первые дома поселка тракторостроителей уже сносят.

2017. Дворищи

Пытался бороться частный сектор Дворищ (по «рекомендованному к утверждению» проекту 24 дома на улице Дворищи и 3 дома на улице Малявки, которые сейчас живут в ландшафтной зоне, будут снесены ради спортцентра).

2017. Уплотнение Зеленого Луга

Собираются подписи против уплотнения — например, в том же Зеленом Луге, где на месте ЛЭП и зеленой зоны под ней на улице Калиновского запланировано строительство многоэтажек. Граждане предлагают оставить улицу в покое и сделать там сквер имени Лукашенко.

2000−2019. Грушевка и Михалово

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сносятся дома и без особенных выступлений: Грушевка «уходит» постепенно и тихо, сдался частный сектор на Алибегова, у метро «Михалово». Не то чтобы там всем хотелось вместо домов получить квартиры, просто люди не организовали стройного возмущенного хора.

Единственный заметный всплеск протестов был связан с «домом с растяжками» на Уманской. Людей выселяли под лозунгом «ваш дом мешает строительству метро».


Так выглядел дом

Метро, правда, построили и до сноса этого дома. Сейчас на этом месте — столбик коммерческой многоэтажки и паркинг.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

2017. Лошица: суды

Минчане, которые верят в белорусское правосудие, подают иски против Мингорисполкома. Сейчас судится часть жителей домов в Лошице, где частные усадьбы с 10−15 сотками земли хотят снести под панельное социальное жилье.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Люди развесили на своих домах плакаты и требуют отменить решение о сносе.

2017. Улица Вильямса: местные жители против Мингорисполкома

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Дома на Вильямса сносят под строительство «Минск-Мира». Суд первой инстанции 27 владельцев домов по улице Вильямса проиграли.

2017. Точечные протесты, протесты в пригороде

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

И это еще не все конфликты с градостроителями, — можно вспомнить о женщине, протестовавшей на кране, об уплотнении на Гая, где хотят втиснуть многоэтажку без парковки, уплотнение почти минского Копища, борьбу Боровлян за лес (почти успешную) — и это только то, о чем писали в 2017-м.

Что говорят люди?

Логика тысяч людей, столкнувшихся с планами градостроителей на их район, улицу, двор, проста: то, что улучшит жизнь, — принимаем, что ухудшит — отклоняем.

Жители ветхих малоэтажек согласны со сносом при условии, что их переселят в соседнюю новостройку, а не отправят в Каменную Горку — район, ставший символом каменных джунглей.

Жители малоэтажек, в которых прошли капремонты, и вовсе не хотят переселяться. Потому что все, кто хотел «расшириться» или сменить район, уже продали свое жилье, остальные сделали ремонты и любуются зеленью под окнами.

Жители частного сектора в подавляющем большинстве хотят, чтобы от них отстали во всех смыслах. Перестали контролировать. Кивают на территории усадебной застройки, над которыми никогда не висела угроза сноса: все они выглядят дорого и прилично. Пример — та же улица Гая: за считанные годы она превратилась в пристойный коттеджный поселок. Кто не хотел или не мог вкладывать деньги в свои дома — продали их и переехали, новые владельцы построили на этих участках добротные двух-трехэтажные дома.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В общем, людям планы градостроителей не нравятся — это отражено в пачках списков с подписями, которые отправляются в местные администрации. То, что мнение горожан при разработке ПДП не учитываются, что людей ставят перед фактом сносов и уплотнений, обижает.

Люди спрашивают, почему кто-то за них решает, что будет с их частной собственностью — с их домами и квартирами, гаражами и садами? С их привычным укладом жизни? Почему их, выселяя с территорий с высокой ценностью, заселяют исключительно в квартиры типовых потребительских качеств на территориях, ценность которых ниже? Хотя вроде и прописаны в законах другие виды компенсаций — домами, участками, деньгами? Почему чиновники не слышат граждан?

«Мы же не можем превратить Минск в город для красивой жизни, давайте сделаем городом для красивой работы»

Что означает фраза «Город развивается», которой объясняют все нововведения градостроители, мы попросили разъяснить человека, курирующего реализацию Генплана Минска, — председателя Комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома Павла Лучиновича.

Фото с сайта minsknews.by

— Город развивается, мы ж не можем застыть на одном месте. Я живу в районе Богдановича и прекрасно помню, как в детстве там был сплошной частный сектор, и Уручье когда-то было построено на месте деревень, — говорит Павел Лучинович. — Что касается, например, Грушевки: мы должны завершить формирование въездной магистрали, и проспект Дзержинского должен быть до конца доведен. И поэтому все равно сносить двухэтажные бараки и частный сектор в этой части города придется. И не забывайте о стоимости этой земли.

Где это возможно, мы очень внимательно рассматриваем предложения горожан. Пример — тот же Сельхозпоселок. Было очень тяжелое общественное обсуждение. В позапрошлом году я принимал участие во встрече с жителями. И да, мы изменили свою позицию, и часть Сельхозпоселка уходит из зоны сноса. Но есть какие-то вещи, от которых мы не можем уйти. Например, развитие улицы Богдановича. Третья линия метро будет по Богдановича уходить в Зеленый Луг. Поэтому, пропуская метро через Богдановича, Бангалор и дальше, мы ж должны как-то заботиться о ресурсе территории. Тем более территориально город сейчас не расширяется и не будет расширяться. Вопросы реконструкции в любом городе присутствуют. Мы не можем законсервировать развитие города.

— Людям из той же Лошицы непонятно: их хотят сносить за деньги бюджета, переселять за деньги бюджета, чтобы потом с господдержкой строить жилье для многодетных. А в чем экономическая целесообразность?

— Я вас уверяю, что в минус никто не работает.

— А этические моменты?

— Этические — еще раз повторяю, все же развивается. На примере того же Ленинского района. Может, не все знают, это как-то спрятано, но прямо внутри города, возле стадиона Динамо, есть частный сектор — улица Белорусская. А правильно ли это? Я думаю — нет. Наверное, в центре города должны другие объекты появиться. То есть речь идет о том, насколько рационально мы столичные земли используем.

— Стоят пустые заводы — почему их территории не используются?

— Я — за сохранение в другом виде, за реинкарнацию производства. Город не только для красивой жизни, походов в рестораны и проедания денег. Костяк экономики — это промышленность, производство. Сейчас Европа наблюдает возврат производств в города. Это другой вид производств, конечно, но — производств. Если Минск славится своим машиностроением и приборостроением, почему мы должны убирать эти заводы? Город должен зарабатывать деньги. Поэтому я особое внимание уделяю ПДП с развитием промышленных зон и не скрываю этого. И эти площадки востребованы. В Минске востребованы колоссальные трудовые ресурсы. И эти трудовые ресурсы не поедут за сто километров из Минска. Их нужно задействовать тут.
Есть список производств, которые должны выноситься за пределы Минска. И их территории запланированы под жилищное строительство. Продали территорию фабрики Крупской, выставлена на продажу территория троллейбусного парка возле площади Победы, 12 сентября будет аукцион. Завод Кирова — оставшаяся часть промышленной территории — выставлен был на продажу. Но аукцион не состоялся. Здания «Горизонта» в центре Минска тоже планировалось задействовать — в том числе и как жилье. Но до сих пор все на стадии проработки концепции.

Впрочем, Павел Лучинович согласен: то, что происходит сейчас во время общественных обсуждений, ненормально:

— Если мы будем на начальной стадии разработки детальных планов проводить интернет-опросы, узнавать мнение жителей, это обеспечит тесный контакт и даст больший положительный эффект, чем когда ПДП уже разработан и его презентуют жителям. Но это мое предложение — над ним еще работают.

— Когда вы говорите, что город должен развиваться, что городу нужно — что подразумевается под этим понятием? Только экономические показатели? Люди там есть?

— Конечно. Налоги платят люди, предприятия, где граждане работают. Повторюсь — мы же не можем превратить Минск в город для красивой жизни, давайте Минск сделаем городом для красивой работы. Если ты не маргинальный человек — ты работаешь и полжизни проводишь на работе. Пример развития ПВТ — хороший пример развития — и для экономики, и для тех же жителей.

Противостояние по правилам

В Сети появились группы, которые рассказывают минчанам, как противостоять планам Мингорисполкома и что делать, если начинается общественное обсуждение. На TUT.BY выходила «Инструкция по выживанию. Что делать тем, кто хочет отстоять свой район, дом или сквер». REALTY.TUT.BY поговорил с руководителем общественной кампании «Генплан — для минчан!» Денисом Кобрусевым и выяснил, какие именно шаги надо сделать горожанам, чтобы вся «борьба» не закончилась одними эмоциями.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Залог успеха, по опыту Кобрусева, крепкая инициативная команда: «Одна из важных стратегий успеха заключается в том, насколько у района или квартала сплоченная инициативная группа. Создается она обычно быстро, мы рекомендуем следующий сценарий: человеку, который узнал, что ему угрожает ущемление прав и интересов, и он собирается их отстаивать, надо быстро искать единомышленников. Проще всего это сделать через объявления на подъездах или домах. И, кстати, опыт показывает, что среди неравнодушных и активных соседей есть и компетентные специалисты: юристы, экологи и иногда даже чиновники, не согласные с планами Мингорисполкома».

По мнению активистов, успех борьбы инициативной группы базируется на трех пунктах: распространить информацию, участвовать во всех этапах общественного обсуждения, обеспечить общественный резонанс. Ну и для начала: изучить Генплан Минска — от него «отталкиваются» градостроители при разработке ПДП каждой из территорий.

Но команда спасает, если речь идет о территории, на которую нет инвестора или неких самых высоких установок. Что делать остальным, живущим на «дорогой и инвестиционно привлекательной земле» «развитие» которой уже заложено в Генплане, — вопрос, который так и остается без ответа.

 

Источник TUT.BY
Автор Наталья Литовская / REALTY.TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Добавить комментарий

Программа развития Минска

×
Почта
Логин:

Пароль:


(что это)

×